Буданов Иван (budan) wrote,
Буданов Иван
budan

Госатомнадзор посетил премьеру спектакля "Ревизор"



Так как я - штатный сотрудник ОАО "ВНИИАЭС", а это значит, работаю в государственной атомно-энергетической компании, то можно считать [Spoiler (click to open)]визит в четверг 27 сентября на премьерный показ спектакля театра-студии Института Русского Театра государственным атомным надзором в сфере культуры. Это насчёт названия.

Насчёт содержания - 10 лет играл в ЦДТТ "Синяя птица" в Подольске. Кой-какое о театре представление имею. Итак, поехали:


По пути краем глаза замечаю Самсона Шоладеми sholademi, который просто так идёт по набережной мне навстречу. Афророссияне в километре от стен Кремля!.. Заворачиваю за 5 минут до начала в глухой московский дворик рядом с первой ТЭЦ - уже вижу оживлённо дискутирующую молодёжь у здания театра.



Внутри, что крайне необычно (обычно-то никогда не узнаЮт) узнАли и тут же вручили пригласительный на 2 персоны. Пришёл с мамой, т.к. давненько она не была в театре, в столичном. С молодёжно-классическим репертуаром, к тому же.

Гардероб-подъём на второй этаж-проверка билетов - четвёртый ряд, 12 и 13 места, центр (йо-хо-хо!).

Начало задержали минут на 15-ть, но вот - кулисы открываются. Две ширмы в виде стен комнаты, железные кровати, столик с железными же кружками и вином. Беспорядочно раскинутые по площади сцены актёры. Добчинский и Бобчинский (почти что братья-близнецы по тексту), а на деле - ничуть непохожие - открывают постановку, в спешке убегая. Просыпается, будто "с бодуна", Городничий и прочие госслужащие - дальнейшее действие более напоминает панику тинейджера при возвращении родителей из отпуска, чем раздачу указаний "ведущего себя солидно" чинуши.

Паника подхвачена всем городом, но виден срез популярных мнений того, да и нынешнего общества. В Москве или провинции, в 19-м или 21-м веке на кухне только и говорят про жидо-масонский (англо-французский) заговор, ожидаемую войну с Америкой-Китаем (Турцией), судачат про последние криминальные новости, коррупцию, обсуждают бытовые и любовные сплетни, идёт моралофажеская критика чужого образа жизни...

Переходя, кстати, к женским характерам, отмечу непонятную до конца тягу к переигрыванию у "дочери" и показушное "буйство гормонов" у "маменьки". Костюмы - ажурное нижнее бельё девушки и "маленькое чёрное платье" супруги мэра города заставляют проверить билет пару раз.

Кармен?
Летучая мышь?
Лидо?

Ревизор! Да и реплика (с интонацией актрисы дома-2) "маменькааа!" ещё долго будет снится в кошмарах; приставания городничихи к Хлестакову напоминают диалоги первых минут в ряде китайских порномультиков с тегом "Mature".

Кстати, Хлестаков. Даже не так, пара Хлестаков-Осип (слуга) вытягивает на себе весь спектакль, переходя от сумасшествия к понятным поступкам и порокам. Хвастает? Хвастает! Поиздержался на дороге, поэтому просит денег? Просит у каждого чинуши! Танцует, показывая "столичную культуру"? Показывает - как может, танцует, как видел из окон канцелярии.
Смешно, правдиво.
Украинский акцент Осипа и шуточки в сторону барина вообще заставили делегацию украинских националистов спилить у себя на родине с голым торсом пару деревянных свастик,затем поспешно иммигрировать в Евросоюз.

Хлестакова после танцев укладывают спать - и, подчиняясь записи с повторяющейся фразой "Жулики и сволочи..." интонацией Жириновского, засыпает.

Антракт.

Дом культуры оснащён большим балконом, на который можно в перерыв выйти и прогуляться, вдыхая прохладу и запах осеннего засыпающего города. Звучат подряд три звонка - спектакль продолжается.

Займы лже-ревизора, свадебные хлопоты, делёж будущих должностей в столице (и перечеркнувшее светлое будущее всего "цвета города" вскрытое письмо Хлестакова в Петербург) - сцены идут согласно тексту Гоголя, практически не теряя ни строчки. Голос жандарма, оповещающий о прибытии настоящего ревизора, сделан в записи, фонограммой.

Знаменитая "немая сцена" на премьере не получилась - "вся группа, вдруг переменивши положение, остается в окаменении"(с) - кто-то топтался на месте, кто-то не смог замереть, кто-то засмеялся, повернувшись в пол-оборота. Не успели закрыть кулисы, артисты стали расходиться. Зазвучал рок-н-ролл, актёры стали выбегать по-одному на сцену и танцевать.

Интересно, где прячутся силы для того, чтобы делать брейк-фигуры после 2,5 часов спектакля?

Спустя 15 минут после окончания танца спектакля, блоггеры и часть зрителей спустилась в малый зал для того, чтобы выпить сока и шампанского с кондитерскими изделиями обсудить просмотренный труд целого коллектива работников культуры.

В центре сидел режиссёр-постановщик Андрей Молотков, по обе стороны от него - дамы, позади - актёры спектакля. В начале режиссёр несколько раз просил всех занять места в малом зале, после произнёс краткое (минут 10) вступительное слово. Неловкость паузы-вопросника заполнил Самсон Шоладеми, который первым в числе многих прочих похвалил актёров за "тот драйв, который они принесли в спектакль". Затем поблагодарила режиссёра Вика Вершинская viktoria, а после досталось слово и мне.

Я задал много маленьких и больших вопросов - в том числе спросил, отчего так раздута по времени любовная линия с Хлестаковым, почему в театре с видом на Кремль режиссёр так и норовит задуматься о судьбах и коррупции России, да и ещё - не хотел бы режиссёр поменять некоторых актёров местами?

В итоге на все свои вопросы ответы (в том или ином виде) получил.

Получите ли вы удовольствие от спектакля - теперь зависит только от вас. А если говорить языком топа жж, то не надейтесь "идти на Навального" - вы, скорее всего, попадёте на кухню к "проститутке Кэт". Даю адресок - центр Москвы, Раушская набережная 14с1.
Такие дела!
Tags: "Ревизор", Москва, билет, отчёт, сентябрь, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments